Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Про этот ЖЖ

Здравствуйте!

Вы читаете блог "Издателя Владимира Мамонова".


Блог про книги, про приключения, про фантастику, про детективы.
Не забываем и детские книги.
Само собой раритетные букинистические и антикварные.

Тэгов много. Но основные темы выделены здесь:

"Издательство"– книги издательства, новинки, планы, вакансии.

"Опросы" – опросы в блоге.

"Покупка, оплата и доставка" – вопросы, связанные с приобретением наших книг.

"Наши иллюстраторы"

"Наши авторы"

ГАБРИЭЛЬ БЕРНАР «КОРОЛЬ КИНЕМАТОГРАФА»

Фотографии и описание книги

Габриэль Бернар «Король кинематографа»
Серия «Бороться и искать!»

Ярославль, Издатель В.В. Мамонов
2017 г., 220 стр. с цв. ил.
ISBN 978-5-00096-132-2

Содержание:
1. Г. Бернар «Король кинематографа» (роман);
2. А. Гражданкин «Музыковед и писатель-приключенец Габриэль Бернар» (статья).

Иллюстрации Albert Puyplat
Оформление Павла Парамонова












Завтра книги уже можно будет заказать в нашем интернет-магазине
www.mamonbook.ru

ОН ЖЕ ГОГА, ОН ЖЕ ГОША, ОН ЖЕ ЮРИЙ, ОН ЖЕ ГОРА…

А вот и обещанные детективы.
Точнее шпионско-детективные триллеры.

Clubfoot, «Деревянная Нога», «Колченогий», «Косолапый», «Хромой»…
Как только не именовали доктора Адольфа Грундта, героя цикла романов совершенно неизвестного у нас автора Валентайна Вильямса. Адольф Грундт – супершпион немецкого кайзера во время Первой Мировой войны, а после ее окончания – вольный художник мирового шпионажа.
Борется с ним английская разведка, главный антагонист – британский офицер Десмонд Оквуд.

Цикл подготовил к изданию наш консультант Алексей Владимирович Гражданкин.
Цикл планируется к печати полностью, романы располагаются в хронологическом порядке.
Серия «Бухта приключений».

Этот волшебный Поль д’Ивуа…

В этом году мы планируем выпустить 2 романа блистательного мастера приключений Поля д’Ивуа.

Итак, роман первый
«Джуд Аллан, король гаменов»

Серия Бухта приключений
Перевод с французского О.Р. Прощёнок-Кальниной
С полным комплектом иллюстраций


НЕУЛОВИМАЯ ИЗАБЕЛЬ

На этой неделе мы много внимания будем уделять детективам.

Жак Футрелл «Неуловимая Изабель»
Серия «Авеню детектива»
Перевод В. В. Шилова.
Иллюстрации Алонзо Кимбала.

Отрывок из статьи В. Шилова «Мировая война отменяется»
«К сожалению, российскому читателю творчество писателя практически неизвестно. Первая публикация Футрелла на русском языке состоялась только в декабре 1991 года, когда в журнале “Сибирские огни” был напечатан рассказ “Тайна комнаты 666”. Еще несколько рассказов (“Загадка тринадцатой камеры”, “Загадка женщины-призрака”, “Загадка золотого кинжала”, “Тиара миссис Розвелл”) в последние годы были опубликованы в детективных антологиях. Романы же Футрелла у нас не переводились. “Неуловимая Изабель” – первый роман писателя, издаваемый в России».


«Порой о судьбе человека может рассказать одна фотография: Жак Футрелл на палубе «Титаника» 11.04.1912 г.»

НЕНА САГИБ-3

Мы уже изрядно рассказали о книгах, где действие происходит в Индии.
И так случилось, что во многих из них действует один и тот же персонаж.
Книги разных авторов, жили они в разных странах, а экзотический герой их приключенческих произведений один. Как же так получилось?
Слово нашим консультантам-литературоведам.


Сергей Неграш
отрывок из статьи «Тени, и люди, и боги, и звери…» к роману Джона Реттклифа «Нена Сагиб»


«Так кто же такой Нена Сагиб? Нена Сагиб (часто в литературе встречается и другая транскрипция его имени — Нана Сагиб) — один из лидеров индийских повстанцев в ходе восстания сипаев 1857 года. Он сыграл колоссальную роль в истреблении европейцев, находящихся в тот момент в Индии, пытаясь восстановить конфедерацию и власть пешв. Настоящим его именем было Дхонду Пант, родился он 19 мая 1824 года, а вот дата его смерти неизвестна.
Нена Сагиба в книгах изображают очень по-разному: одни авторы, чаще всего французские, воспевают его, называют героем за освобождение страны от владычества жестоких поработителей-англичан, другие, обычно англичане, выставляют страшным преступником, кровожадным убийцей. Так каков же Нена Сагиб у Гёдше? А у него это терзаемый сомнениями человек, в душе которого до поры до времени спит зверь. И только европейцы виноваты в том, что, в конце концов, не выдержав чудовищных поступков англичан, этот зверь просыпается и показывает свои клыки. Последней каплей, по мнению Германа Гёдше, становится похищение жены Нена Сагиба.
Здесь нельзя не отметить, что далеко не все европейцы у автора исключительно отрицательные персонажи, имеются и положительные, те, кто ведут себя достойно. Да, у Гёдше и среди индусов, и среди европейцев встречаются как подлецы, так и честные люди. Причем, как это и всегда бывает, главной причиной всех мерзких поступков служат жажда богатства и власти, а также похоть.
Гёдше привнес в свой роман не так уж много выдумки. По сути, он блестяще иллюстрирует мнение, которого придерживался: колониальная политика европейцев — это зло. И Гёдше безжалостен! Он сначала спокойно описывает самые разнообразные пытки, которыми подвергали местное население европейцы, а чуть позже рисует, как этим самым высокомерным европейцам отомстили жители Индии. Безусловно, порой автор слишком уж вольно обращается с реальными фактами, однако он никогда им не противоречит. Более того, если в ряде случаев принять его изложение тех или иных событий, то становятся понятны их последствия, о которых сказано в любой публицистической работе, посвященной восстанию сипаев.
Вообще, изначально события романа разворачиваться в разных точках мира — и в Африке, и в Америке, и в Европе, а затем все персонажи сходятся как раз в Индии. Но не следует думать, что там и решатся судьбы их всех. Поскольку почти все произведения Германа Гёдше связаны между собой, то герои кочуют из одной книги в другую. Так и в «Нена Сагибе» далеко не все отрицательные персонажи будут убиты. Некоторые выживут, чтобы продолжить сеять кровь и смерть по всему свету.
Многие сцены «Нена Сагиба» написаны настолько мощно, что и тогда, больше века назад, и сейчас производят колоссальное впечатление на читателей. А кое-кто из писателей даже впоследствии был вдохновлен ими на создание своих собственных литературных произведения. Одним из тех, кто подпал под очарование «Нена Сагиба» Гёдше, оказался и Михаил Булгаков. Как известно, в России «Нена Сагиб» впервые вышел в трех томах в 1883–1884 гг., получивших названия — «Тираны земного шара», «Худое семя» и «Кровавая борьба». Литературоведы нашли неопровержимые доказательства того, что Михаил Булгаков, работая над «Роковыми яйцами» (1925), использовал описание гигантской змеи из «Нена Сагиба». Впрочем, за исключением одного маленького эпизода, повесть Булгакова не имеет ничего общего с романом Гёдше».


Геннадий Ульман
Отрывок из статьи «Это сладкое слово – свобода, или Клубок противоречий по имени Герман Гёдше» к роману Джона Реттклифа «Нена Сагиб»

«Прежде всего, нужно сказать, что имя «Нена», очевидно, было использовано автором, чтобы подчернуть то, что реальный человек это одно, а персонаж романа – другое. Поскольку реальную личность все же называли «Нана-Сахиб (Нана Сагиб)». В одном из вариантов перевода с языка маратхи, к народу которого относился и повстанец Дхонду Пант «Нана-Сахиб» означает «Великий отец». Конечно, Гёдше не единственный автор, который был впечатлен этим историческим персонажем. О «Паровом доме» Жюля Верна уже рассказывал Сергей Неграш. Капитан Немо (то есть, принц Даккар) того же Верна почти наверняка – Нена Сагиб. Правда, следует сказать, что сначала французский писатель использовал образ революционера-поляка, уцелевшего после польского восстания 1868 года на территории России. Но издатель Этцель попросил Жюля Верна не ссорить его с Россией, правительство которой могло бы и обидеться на издателя. Так что конечным результатом этой просьбы и стал капитан Немо, индиец по национальности.
       В 1857 году, то есть, за год до появления романа Джона Ретклиффа, был опубликован роман «Нена Сагиб, или Восстание в Индиях» писательницы-француженки, автора многих историко-авантюрных романов Антуанетты Генриэтты Клеман Робер, более известной как Клеман Робер. В этом романе, Клеман Робер большую роль уделила женщинам, любившим главного героя. Однако, как в романе Робер, так и в романе Ретклиффа, сердце героя принадлежит прекрасной ирландке, Маргарет О'Салливан, дочери полковника лорда О'Салливана. Ознакомившись с романом Клеман Робер, приходишь к выводу, что помимо указанных выше Эжена Сю, Александра Дюма и Габриэля Ферри и эта писательница также оказала немалое влияние на Джона Ретклиффа. Хотя у них разный подход к восставшему индийцу. Немного сентиментальный у француженки, жесткий и близкий к реальности у немецкого автора.
       Несколько слов о поводе восстания. Жители Индии были недовольны как британской администрацией, так и политикой всесильной тогда Ост-Индской компании. Был запрещен обряд сжигания жен на костре после смерти мужа – сати. Запрещено сватание детей. Запрещена любая торговля в обход интересов компании. Но это еще можно было стерпеть. Однако повод для восстания был иной. Как ни странно, таким триггером послужила винтовка Энфилда образца 1853 года, которой были вооружены и сипаи (индийские солдаты на службе Британской империи), и английские солдаты. Патрон этой винтовки, который надлежало скусывать, якобы был пропитан смесью говяжьего и свиного жира. Как мы знаем, корова – священное животное в индуизме, а свинья – нечистое животное для мусульман. Так что, как видим, повод для недовольства был и весьма серьезный.
    Что касается Нена Сагиба, то он был человеком просвещенным. Мог на такие слухи и не обратить внимания. Однако повод для недовольства был и у него. Дело в том, что он был не родным, а приемным сыном пешвы маратхи, Бал Рао II. Высокие должностные лица в Индии, даже будучи отстраненными от управления, все равно получали немалые деньги, компенсацию до 80 000 фунтов стерлингов в год. Нена Сагибу отказали в выплате такого пособия (неродной сын), а уж этого стерпеть он не смог».

Николай Бичехвост
Отрывок из статьи «Пираты, джунгли и романы Антонии Кваттрини. Трагедия «Тигра Бенгалии» (черновой вариант статьи) к роману Антонио Кваттрини «Тигр Бенгалии»


«Роман «Тигр Бенгалии» Кваттрини выпустил в 1923 году в Риме с использованием в сюжете известных героев Э. Сальгари. И Кваттрини удавалось удачно вдохнуть в них вторую страстную жизнь! Повествование основано на подготовке в Индии в 1861 г. нового восстания сипаев и индийцев-сектантов против английского владычества. Во главе мятежа должен стать ранее потерпевший поражение в восстании сипаев в 1857 г. бывший руководитель Нана Сахиб (Нена Сагиб), ныне вождь бандитов, он же «Тигр Бенгалии».
Роман насыщен доступными в то время автору историческими фактами и описаниями ужасной жестокости с обеих сторон со времени захвата Индии английской армией. Конечно, не все в нем подано достоверно. Например, судьба и место смерти Нана Сахиба (Нена Сагиба) после неудачного первого восстания до сих пор неизвестны. Кваттрини же для остроты фабулы «воскрешает» его и показывает как одного из жестких вождей, обуянных к тому же личной местью.

Примечательно, что порабощенная Индия возлагала большие надежды на поддержку своих восстаний против английской армии сильной Россией - соперницей Англии, и тайно направляла послов с просьбой о таковой помощи. Да уж больно далеко от столичной реки Невы до священных вод Ганга!
Мечтавший об объединении Индии и ее независимости Нана Сахиб (Нена Сагиб), был суровым росчерком пера в романе А. Кваттрини был уничтожен, а судьбы претерпевших невзгоды героев благополучно устроены. Об этом уникальном индийском вожде восстания писал и Ж. Верн в романе приключений «Конец Нана Сахиба, или Паровой дом». Интересно, что после провозглашения независимости Индии в наше время Нана Сахиб (Нена Сагиб) был провозглашён борцом за свободу страны».


Купить трехтомник «Нена Сагиб, или Восстание в Индии» можно здесь
http://mamonbook.ru/dzhon-retkliff-nena-sagib-ili-vosstanie-v-indii-v-3-h-tomah.html
Роман Кваттрини «Тигр Бенгалии» мы уже анонсировали, осталось дождаться выхода книги.
Ну и в завершение могу сказать, что мы не прощаемся с Нена Сагибом. Новые встречи с этой индийской легендой нас ждут на страницах романа Жюля Верна «Паровой дом», который готовится к выходу в рамках нашего иллюстрированного собрания сочинений Ж. Верна, а также на страницах романа Эмилио Сальгари, который готовится в серии «Сальгариана».
Пожалуй, вот на этой ноте можно поставить многоточие в наших «Индийских каникулах» тыц-тыц-тыц и со спокойной душой перейти к другим удивительным и экзотическим приключениям.

А завтра нас ждет «Демон глубин»!

БЕЛЕЦКИЙ-3

Вот и физическое воплощение книги Павла Белецкого.

Павел Белецкий «Король тайги. На вольной земле»



Ярославль, Издатель В.В. Мамонов
2016 г., 492 стр. с цв. ил.
ISBN 978-5-00096-127-8

Иллюстрации Михаила Емельянова
Оформление Павла Парамонова

Содержание:
1. П. Белецкий «Король тайги» (роман);
2. П. Белецкий «На вольной земле» (повесть);
3. С. Неграш «Не пропадет ваш скорбный труд…» (статья)











Завтра книгу уже можно будет заказать в нашем интернет-магазине
www.mamonbook.ru
Также отдельной позицией будет выставлен двухтомник П. Белецкого «Золотоискатели в горах Даурии» + «Король тайги. На вольной земле»

ПАВЕЛ БЕЛЕЦКИЙ

Выпуская в серии «Бухта приключений» второй том избранных произведений Павла Белецкого «Король тайги. На вольной земле», мы отдаем должное этому замечательному русскому писателю.

Ранее мы уже выпустили в серии «Бухта приключений» под номером 22 том Белецкого «Золотоискатели в горах Даурии». http://mamonbook.ru/zhanry/prikljuchenija/zolotoiskateli-v-gorah-daurii.html

С любезного разрешения нашего редактора, консультанта и литературоведа Сергея Неграша публикуем в блоге его статью о творчестве П. Белецкого.

Не пропадет ваш скорбный труд…

Carmina morte carnet![1]
Овидий


Как же несправедлива наша страна по отношению ко многим не только зарубежным, но и отечественным писателям-приключенцам начала XX века, писавшим в первую очередь не для детей, а для взрослых! Казалось бы, их все должны знать и любить, изучать их творческое наследие в университетах, но– нет! Они практически забыты и известны лишь специалистам по литературе, да и то– далеко не всем. Михаил Зуев-Ордынец в 1937 году был арестован, освободившись спустя годы, собственноручно изуродовал свои книги, опубликованные до тюремного заключения. Николай Каразин, некогда один из самых популярных отечественных писателей и художников, в настоящий момент практически забыт в России как писатель, зато хорошо известен на Западе; а вот его картинами до сих пор восхищаются по всему миру, включая нашу страну. Сергей Шервинский– прославленный поэт, а ведь на его счету не только стихи, но и отличный приключенческий роман «Ост-Индия». Михаил Первухин– тот, кто по популярности должен был бы соперничать с самим Александром Беляевым, также очутился в этом скорбном списке, как и многие другие, включая Павла Белецкого, о котором речь пойдет ниже.
Павел Кузьмич Белецкий – уникальный феномен для российской литературы, человек, который родился именно в тот момент, когда должен был. Если бы он появился на свет хотя бы лет на тридцать раньше или позже, литература не досчиталась бы нескольких роскошных произведений. Дело в том, что лучшие произведения Белецкого написаны в жанре «истерн», то есть это вестерны, чьи события разворачиваются на русском Севере. Следует сказать, что истерн был не в чести как в Российской империи, так и в Советском Союзе, и только в начале XX века, когда власть царя уже начала ослабевать, а социализм еще не набрал силы, подобные произведения имели шанс быть изданными. Забегая вперед, подчеркнем: сейчас, в XXI веке, их также с удовольствием выпускают многие издатели.
Чем же так не угодил истерн властям? Дело в том, что в те годы считалось, что угнетение белыми людьми индейцев, малых народов, возможно только в Америке, но никак не на русском Севере. Мы со всеми дружим! Да и бандитизма у нас там такого нет! На практике же ситуация была схожая, однако и отличия имелись. Об этих отличиях очень хорошо сказал сам Белецкий устами одного из своих героев:

«Вот, например, здесь, в тайге, – говорил Подворский, с деньгами нельзя достать провизии. Держать и продавать ее могут только владельцы приисков, и только своим рабочим, а американцы устроили бы всюду поселки с почтой, телеграфом, гостиницами и магазинами. Золотоискатели могли бы ничем, кроме труда и некоторой суммы денег не рискуя, устремляться в тайгу и открывать новые богатства, а от этого выиграл бы не только край, но и вся страна, государство… Работали бы артелями и единичными силами. Больше, естественно, переходило бы к капиталистам и акционерным обществам, которые завели бы электричество, железные дороги и основали новые города. Плотное население питало бы их. А теперь ограниченные по протяжению и даже не бедные содержанием россыпи лежат, и только иногда, с оглядкой и контрабандно, разрабатываются наспех «хищниками». Даже самые поиски золота без надлежащего разрешения воспрещаются, и «хищничество», не узаконенное свидетельством, преследуется. Кому от этого польза?..»

И все же Павел Белецкий сумел написать и издать несколько книг именно в этом жанре, не зная, как к этому относятся власти. Но обо всем по порядку.
Павел Белецкий родился 17 (29) мая 1871 году в Ставрополе. Отец– отставной унтер-офицер, мать– бывшая
крепостная. Получил образование в местном городском училище. Когда отца не стало, начал вместе с отчимом с 1882 года работать подмастерьем у штукатура. Впрочем, долго на этой должности он не задержался и уже в тринадцать лет был отдан на казенное иждивение в Тифлисскую военно-фельдшерскую школу, которую и окончил с отличием в 1887 году. С тех пор Белецкий трудился фельдшером, повидал много человеческого горя. Пожалуй, кто-то другой на этом мог бы и успокоиться, но Белецкий был не таков! Как справедливо отмечено уже гораздо позже, в 1896 году, в «Ставропольском хронографе», Белецкий едва ли не все свое свободное время посвящал самообразованию, много писал и читал.
Накопив немалый материал в своих путешествиях по стране, Белецкий решает стать писателем. Дебютировал он в печати в 1896 году в журнале «Русский врач», в котором было опубликовано его письмо в редакцию о трагическом положении семьи покончившего с жизнью врача А. В последующие годы он
написал еще немало статей и очерков, посвященных медицине
и русскому Северу. Впрочем, в те же годы он писал не только публицистику, но и художественные произведения, которые, однако, были гораздо менее востребованы. Так, его дебютный рассказ «На почве новых понятий» был опубликован в сто сорок пятом номере петербургской газеты «Народ».
Отметим, что в своих статьях Белецкий критически отзывался об антисанитарных условиях, в которых вынуждены были работать люди в ту пору, что, конечно, не могло не вызвать неудовольствия у промышленников. И именно тогда Белецким впервые заинтересовалась охранка, он был поставлен на учет в полицию.
В мае 1898 году он едет в Восточную Сибирь в качестве члена геологической экспедиции Я.Макерова, где и собирает интереснейший материал для своих новых произведений. Вернувшись через два года в Петербург, он пишет многочисленные статьи и очерки, которые часто в личной переписке именует «рассказами», для таких газет и журналов, как «Биржевые ведомости», «Слово», «Орловский вестник» и др. Увы, эта деятельность не принесла автору хороших доходов, так что он, чтобы заработать денег, в 1903 году отправляется работать на железную дорогу в Грозный, а уже оттуда в 1904 году возвращается на свой любимый русский Север. Причем, почти во всех этих поездках его спутниками были его жена и сын, хотя брать их в самые дикие районы он не решался.
В 1911 году в газете «Копейка» из номера в номер начинает выходить его первое большое произведение– роман «Король тайги», который мгновенно приносит автору всероссийскую славу. Редактор «Копейки» М.Городецкий позиционировал произведение Белецкого как криминальный роман, поэтому власти сразу и не обратили внимание на эту книгу, на этот прекрасный истерн! А вот издатели не остались равнодушны к новому дарованию, и легендарный П.Сойкин предложил талантливому литератору опубликовать свой следующий роман у него, на что тот с радостью согласился – так в 1912 году в журнале «Мир приключений» увидел свет роман «В горах Даурии».
К.Бальмонт спустя десять лет, в 1922 году, напишет следующие строки, хоть и посвятит их не Павлу Белецкому, а совсем другому человеку[2]:

Тебе, суровый сын Сибири,
Что взором измерял тайгу,
Привет в изгнанническом мире,
На отдаленном берегу.

Ты выпытал в крестьянской доле,
Как творчески идет соха,
И как в страданье и неволе
Тоска взметает взлет стиха.

Ты видел, мысля и мечтая,
Какого требует труда
В горах червонного Алтая
Золотоносная руда.
Ты принял светы талисмана
В пурге, прядущей долгий вой,
В гортанном говоре шамана,
В котором крик сторожевой.

И, много раз в тоске немея,
Душой богат, но долей сир,
Ты восхитился ликом Змея,
Который весь объемлет мир…

Новый роман Белецкого был встречен читателями с таким же восторгом, что и «Король тайги», а вот власти были недовольны, о чем, вероятно, и дали знать автору. И поэтому уже следующая его книга, «Старый грех», если верить сохранившимся сведениям, была написана в жанре бытовой прозы и опубликована под одним из его многочисленных псевдонимов. Белецкий, вообще, часто выступал под псевдонимами, подписываясь как Ставропольский, Дядя Кий или просто Гость.
«Старый грех», вышедший в 1913 году, не произвел такого потрясающего эффекта, как истерны Белецкого. И он уже в 1914 году пишет повесть «На вольной земле», которая и выходит в «Библиотеке Всходов», бесплатном приложении к журналу «Всходы», и уже эту вещь он подписывает собственным именем. В «На вольной земле» Белецкий отчаянно пытается усидеть на двух стульях– сочинить вещь на грани бытовой прозы и приключений, так, чтобы она понравилась и читателям, и не вызвала гнева властей. И это ему отчасти удается– и те, и другие были довольны. Но подлинного успеха не было.
Приближался 1917 год, люди были настроены революционно, и гораздо более востребованными стали пламенные статьи. И Белецкий выпускает статьи, а также готовит к переизданию свой первый роман, исправляет ошибки, добавляет «Вступление», рассчитывая, что книга выйдет в «Мире приключений», но, как и следовало ожидать, не сложилось…
В 1919 году Белецкого избирают секретарем общества литераторов и ученых Петрограда. Павел Белецкий общается с выдающимися деятелями того времени, включая В.Короленко. Но, увы, в Петрограде с каждым днем ситуации ухудшается – нищета, голод, разруха… И он вынужден вновь уехать, вернуться в Ставрополь.
Оказавшись в Ставрополе, он в разные годы заведует фельдшерскими пунктами в селах Дубовка и Пелагиада, продолжает писать статьи, очерки и рассказы, задумывает новый роман «Потерянный клад», который, вероятно, так и не был завершен…
Впрочем, такой деятельный человек, каким был Павел Белецкий, проведя несколько лет в Ставрополе, где, кроме всего прочего возглавлял подотдел матери и ребенка и школьной санитарии, не мог долго оставаться на одном месте. И он совершает путешествие по Дагестану, на основе которого создает книгу заметок «Наши на Кавказе».
Но и на этом его приключения не завершились! Даже в шестьдесят лет он продолжает мечтать о странствиях! И вот, как пишет известный краевед Ирина Куренная, узнав о плавании одного из рыболовецких траулеров в Баренцевом море, он просится в команду в качестве исследователя, и его принимают! К сожалению, этой авантюре суждено было закончиться трагически– Белецкий простужается на северном ветру, сильно заболевает и, уже вернувшись домой, умирает 19 марта 1934 года. В Ставрополе его и похоронили, на Успенском кладбище, но надгробие на могиле не сохранилось.
Будучи при смерти, он очень переживает о своих книгах, о том, что ждет его архив? По просьбе Павла Кузьмича, его близкие  делают копии его самых сильных  произведений и рассылают друзьям, в надежде, что те сохранят их, что хоть что-то из написанного им уцелеет,
пусть не все, но хотя бы лучшее. А что же сам Павел Белецкий считал лучшим? Романы «В горах Даурии» и «Король тайги», повесть «На вольной земле», чуть больше десятка рассказов, многие из которых– бытовая проза, а также кое-какие очерки и книгу «Наши на Кавказе».
После смерти автора большинство его друзей поспешили избавиться от архива Белецкого, уничтожить его, видя, что происходит в стране. Так, допустим, в тюрьме оказались его коллеги по цеху Сергей Колбасьев и Ян Ларри. И не только они! Многие, очень многие пошли по этапу или были расстреляны… Однако основной архив Павла Белецкого, с многочисленными пометками и комментариями самого автора, все же уцелел.
Начиная с 1960-х, наследники Белецкого пытались опубликовать его произведения, но раз за разом терпели неудачу по причинам, изложенным в самом начале данной статьи. В 1991 году «Ставропольское книжное издательство» анонсировало сборник лучших произведений Белецкого. Увы, книга так и не увидела свет. К счастью, сейчас самые значимые работы Павла Белецкого переиздаются, и читатели наконец-то могут насладиться его роскошными романами, за что в первую очередь следует сказать спасибо его потомкам, а также частным коллекционерам, сумевшим сохранить их до наших дней.
Как писал Александр Пушкин:

Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.

© Сергей Неграш, Санкт-Петербург, 2016 г.





[1] Стихи не умирают! (лат.)
[2] На самом деле стихотворение посвящено Георгию Дмитриевичу Гребенщикову (1883–1964), писателю, знатоку и бытописателю старой Сибири, который после 1920 года жил за границей.

Напоминаем, что в период с 15 декабря по 15 января в нашем интернет-магазине
www.mamonbook.ru проходит акция – весьма ощутимые скидки!
Так что самое время купить книги и познакомиться с творчеством Павла Белецкого! И с произведениями других интересных авторов!

А не замахнуться ли нам на серию Жюля нашего Талландье…

Время пришло.
Габриэль Бернар «Король кинематографа»



«…Пиф схватил свой треножник, соскочил с автомобиля и помчался к аэроплану.
Внезапный выход на сцену Тома вызвал среди компаньонов Абель-Хора большое смятение. Поэтому они заметили Пифа лишь тогда, когда последний, размахивая своим треножником на подобие булавы, находился уже в двух шагах от них. Несколько человек своевременно поспешили отскочить в сторону. Но троих булава задела по голове: ошеломленные ударом, они тут же упали без сознания.
Когда пуля сразила лейтенанта Армело, Пиф был в десяти-двадцати шагах от стрелявшего. Абель-Хор инстинктивно обернулся и узрел несущегося на него оператора. В тот момент, когда импровизированная булава была уже занесена над головой миллиардера, раздался второй выстрел; Пиф покачнулся на месте и упал. Однако треножник все же задел по плечу Абель-Хора, и у того вырвался крик боли».


Блестящий образец приключенческого романа.
Автор, совершенно неизвестный русскому читателю.
Полный комплект из 99 иллюстраций Albert Puyplat.


Ожидайте в январе 2017 года.